Storozh (dmitrykolosov) wrote,
Storozh
dmitrykolosov

Categories:

Шокирующая история с картиной Матисса

Шокирующую историю, приключившуюся с искусствоведом Л.Н. Салминой-Хаскелл, поведал у себя в ФБ Ильдар Галеев (История полностью https://www.facebook.com/. Другой участник событий, известный искусствовед Борис Робертович Виппер, на книгах которого выросло уже не одно поколение искусствоведов.

Эта история то ли о крайнем легкомыслии, то ли об маразматичной и мстительной стороне выдающегося ученого. Судите сами.
Однако замечу, что заграничные поездки в музеях в советские времена, были стабильным яблоком раздора, вызывали склоки и зависть, и ради возможности хоть не надолго прикоснуться к западным благам, совершались образованными и культурными людьми самые недостойные подлости. В воспоминаниях искусствоведа Н.Ю. Бирюковой очень так деликатно про вся эти распри между строк написано. А вот и кульминационный момент рассказа:

"Виппер нашел изящный способ отомстить мне за свое неназначение на пост Комиссара. Я была уже в Венеции на Биеннале и вдруг в какой-то момент к нам приезжает из Москвы Виппер. Он был такой обходительный, такой джентльмен, что просто закачаешься – я совсем растаяла. Я вокруг него кручусь-верчусь, все показываю-рассказываю: “Борис Робертович – давайте пойдем туда, давайте посмотрим то” и т.д. А он мне – “Лариса Николаевна – я не могу с Вами никуда идти, у меня катастрофически не хватает времени».
А он привез сюда же в Италию на выставку в музее современного искусства Ка` Пезаро эрмитажную картину Матисса – “Севильский натюрморт” 1910 года. Потом он собирается обратно в дорогу, мы с ним прощаемся, и он так нежно мне говорит: “Да, Лариса Николаевна, совсем забыл – Вам письмо из Министерства Культуры”. Дает мне письмо, где сказано, что я по окончании этой выставки должна привезти этого Матисса обратно в страну – в Москву или Ленинград. Ну я кладу это письмо в карман без задней мысли. Дальше я собираюсь уехать из Венеции в Югославию, в Белград, где должна была состояться другая наша выставка и я туда должна была перевезти некоторые картины с Биеннале. Прихожу в оргкомитет выставки в Ка Пезаро и говорю: Вы мне подготовьте пожалуйста документы на вывоз нашего Матисса и упакуйте его, я собираюсь в дорогу и беру его с собой. И вдруг слышу – нет Вы не можете забрать с собой Матисса! Я опешила: почему не могу? Ответ был таков: а Вы знаете, Виппер при въезде в Италию эту картину не задекларировал и потому эта картина должна остаться в Италии. Она конечно же принадлежит Вам, но все что мы можем для Вас сделать – это дать документ об оценке картины со смехотворной суммой. Но, как Вы сами понимаете, на таможне там не дураки, они сразу разберутся, что Матисс так дешево стоить не может, и ее конечно же, из страны не выпустят.



У меня остается два дня до отъезда, и я понимаю, что не успеваю взять картину, отвезти ее в Рим в наше посольство и сказать им: вот вам Матисс, разбирайтесь с ним, что дальше делать. Я в панике. И тут мои друзья – итальянцы-коммунисты меня успокаивают: да брось ты, что за ерунда – мы тебе поможем! И дальше начинаются мои приключения с незадекларированным Матиссом. А Виппер уже к тому времени уехал и не сказал мне ровно ничего, что меня ждет. Какая совершенно феноменальная сволочь! Как подло он меня подставил...
Настал день, грузим Матисса, мне дают оценку, что он стоит какие-то копейки, и мы делим бумаги, деньги с моим напарником-реставратором. Я ему говорю: вот возьми эти бумаги, меня наверное арестуют на границе, но лучше это буду я, а не ты, так как я говорю по-итальянски. А ты доберись до посольства и всех поднимай там на уши. Сели в вагон, а эрмитажного Матисса в ящике запихали в туалет, вроде как не наш. Приходят таможенники и говорят: Синьора – а вот этот ящик в туалете – он Ваш? Я говорю: нет, не знаю даже чей. Едем дальше и тут вдруг приходят и говорят, что нам нужно в другой поезд пересесть и перебраться туда с нашими вещами, так как поезд, на котором мы ехали, дальше не идет. Мы вдвоем хватаем нашего бедного Матисса и бежим. В какой-то момент я повернулась – а за нами несутся все: и полиция, и таможенники, все кричат, требуют, чтобы мы остановились и показали ящик. И вот мы перебегаем, как я сейчас понимаю, приграничную полосу, ставим ящик на площадку поезда, сами залезаем на его ступеньку, поезд трогается и мы торжественно пересекаем границу Италии и Югославии. А позади слышим проклятия в свой адрес итальянцев. Я все-таки была чудовищная дура – такое легкомыслие, просто дикость!
Дальше приезжаем в Белград, наше посольство напротив железнодорожного вокзала. Опять хватаем Матисса, тащим его в наше посольство и я говорю послу – вот отправляйте это в Москву. Посол вопит: мы ничего не знаем, у нас нет никаких инструкций и т.д. Я только сказала, что я никуда не уйду отсюда, буду сидеть здесь сутками, пока вы не решите этот вопрос. Немедленно звоните в Москву. В конце концов они созвонились, потом картину куда-то спрятали, нам даже не сказали – куда.
И все было бы хорошо, московские чиновники все спустили бы на тормоза, но тут разгорелась сенсация – на следующее утро все итальянские газеты вышли с заголовками, что у Италии похищен Матисс группой русских граждан незаконным путем. Были неприятности и у Антоновой и у Виппера и еще у кого-то из Министерства. Вот так Матисс благополучно вернулся."
Tags: знаменитости, искусствоведы и музейщики, истории, их нравы, таможня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments