Category: литература

За мной, друзья!

Люис Кэрролл - русофоб

"русский крестьянин, с его мягким, тонким, часто благородным лицом, более напоминает мне покорное животное, давно привыкшее молча сносить грубость и несправедливость, чем человека, способного и готового постоять за себя"

"после русских детей, чей тип лица, как правило, безобразен и, в виде исключения, просто некрасив, испытываешь облегчение, снова оказавшись среди немцев, с их большими глазами и тонкими чертами"

Похоже Кэрролл и правда был педофил - в тексте особый интерес только к церквям и покупки детских фотографий. Скучнейшее описание путешествия в Россию в 1867 году. Может Алису в стране чудес слишком хорошо перевели. Collapse )
За мной, друзья!

Умер Дмитрий Савицкий

Долго болел. Не было неожиданностью. Прожил прекрасную жизнь. А может и не очень прекрасную. Оставил несколько удивительных по ощущениям и языку книг и много передач на Радио Свобода про джаз. Полюбил его за "Неоткуда с любовью" еще в начале 90-х. Почему-то казалось что "С любовью неоткуда". Но это не правильно, по всему не правильно. Настоящий носитель русского языка с большой заглавной. Все его мнения и комментарии в ФБ - это большая литература в малой социальносетевой форме. Жалко что не было больше больших романов. Разменялся на переда на РС. Самое время перечитать его прекрасные романы.
За мной, друзья!

Блядь в стихах Юза Алешковского

Хорошие строчки (с утра что-то Алешковского слушаю):

"А за решеткой чудной Летнего, блядь, сада
Я б все пятнадцать суток отсидел..."


Ну еще анекдот вспомнился:

Коммуналка. Утром в туалете нечаянно закрылась маленькая девочка и не может оттуда выйти. Возле туалета собрались все жильцы и наперебой кричат под дверью:
- Видишь там такую маленькую щеколдочку?
- Наверх, наверх её!
- Влево тяни.
- Нет, вправо! Вправо! Толкай!
- Левее!
Сзади незаметно подходит ещё одна маленькая девочка, смотрит на взрослых и тихо так, сама себе:
- Ну прямо "Форт Боярд", блядь... (Collapse ))
главный писатьль

Рекомендую: книга Н.Н. Никулина "Воспоминание о войне"

Книга вышла в серии "Хранители" изданной Эрмитажем. Более 30 лет её рукопись пролежала в столе и благодаря обстоятельствам вышла к читателям. Что сказать, Иришка ее вчера купила и до ее сна было книгу не отобрать, а когда отобрал - читал до 7 утра - не оторваться. Книга честная и страшная, есть в ней и смешное, но больше бесконечно трагичное. Воспоминания умного интелегентного человека не предназначенные для широкого читателя. Да даже и к друзьям она попала в руки спустя многие десятилетия. Если б эта книга получила бы известность раньше - назвали бы жуткой антисоветчиной. По честности можно сравнить с расказами Варлама Шаламова, Солженицына, "Мурашками" Бориса Вийона, "Нагими и мертвыми" Нормана Мейлера (может не вполне удачные сравнения).  Но книга намного выше перечисленных - автор не расчитывал на читателей, писал как есть. Но в любом случае Огромное Спасибо автору за смелость ее опубликовать (а на опубликование таких мемуаров нужна настощая смелость). На фоне всей развесистой клюквы проросшей на зарослях айлюли советской развесистой малины про войну любые похвалы этой книги будут неуместными.
Несколько слов об авторе: Николай Николаевич Никулин один из замечательных профессоров Академии Художеств, у которого мне довелось учиться. К сожалению довелось побывать на немногих его лекциях - нашему курсу он не читал, но многие были его дипломниками. Кроме преподавания в Академии, Н.Н. Никулин - хранитель Эрмитажа, автор замечательных книг об европейском искусстве.